22:33 

По законам духов и людей

Танья Шейд
Свобода твоих клыков кончается там, где начинается свобода чужой шеи
Автор: Танья Шейд
Фандом: Мария Корелли "Скорбь Сатаны"
Направление: джен, гет
Персонажи: Мэвис Клер, Сибилла Эльтон, Лючио Риманец и др.
Пейринг: Сибилла/ОМП
Размер: мини
Примечание. Просьба не удивляться, что одну из оригинальных персонажей зовут Танья Шейд - это я не себя-любимую изобразила в таком виде, а наоборот - свой ник в дайри взяла в честь этой героини.

Раздался щелчок. Человеческая рука зажгла светильник, и огонек частично разогнал тьму, окутывающую комнату. Женщина встала с кровати и подошла к окну. Распахнула его. И вдохнула ночной аромат, пытаясь собраться с мыслями.
Сегодня ночью этот сон вернулся. Она даже не знала, в который раз. Вряд ли его можно было назвать кошмаром, но видения были, по меньшей мере, странными.
Мир, где никогда не светит солнце. Красное небо, рассекаемое беззвучными молниями, красный песок повсюду. Скала, черной вершиной впивающаяся в красную небесную твердь. Да, небо в том мире твердое - чтобы ни одна душа ни могла сбежать из плена.
И две фигуры, стоящие на вершине. Мужчину она узнать не могла, но он явно с Востока. Об этом говорили и черты его лица, и доспехи, которые носили только самураи. Но женщина...
Женщина! Никогда в жизни она не забыла бы этого лица. Ведь она столько раз встречалась с Темпестами, прежде чем случилось несчастье. Душа Сибиллы была предназначена для того, чтобы радоваться жизни и дарить радость другим, но судьба распорядилась иначе. Вот уже двадцать лет Сибилла в могиле, а ее дух обречен на вечные муки. Ведь для самоубийц нет спасения.
Мэвис Клер постаралась еще раз восстановить в памяти свое видение. Лицо Сибиллы. Нет, это не было лицо жертвы! Упрямый, сосредоточенный взгляд. Казалось, Сибилла к чему-то прислушивается. К тому же, жертва не стояла бы так гордо на скале рядом с молодым самураем. И уж тем более не сжимала бы, подняв в воздух, самурайский меч.

- Ох... - Ноги больше не держали Сибиллу. - Похоже, опять неудача. Может быть, попробуем вызвать кого-нибудь другого?
- Мы должны связаться с Мэвис, - Мамору помог ей встать. - Она была самым близким для тебя человеком в твоей земной жизни. Ты же знаешь, я не могу сам войти в сон человека. Все мои друзья давно уже умерли.
Сибилла провела рукой по лицу. Хорошо, что здесь так пыльно. А то ведь Мамору понял бы, что она смахивает слезы...
Она не сдастся. Она будет продолжать эти попытки. Смешно - дома она давно упала бы на подушку и разревелась, но Ад закалил ее. Мир, предназначенный лишь для того, чтобы причинять страдания, помог ей найти себя. И именно в Аду встретила она свою любовь.
- Давай снова, - сказала она.
- Не сегодня, - Мамору мягко вынул у нее из рук меч. - Тебе нужно набраться сил. Да и мне тоже.
- Вот как? А мне казалось, что вы, самураи, больше всего боитесь проявить слабость, - усмехнулась она.
- Загробная жизнь многому меня научила, - спокойно сказал молодой человек. - Нас обоих.

Мэвис потянулась в кровати. За окном пели птицы, встречая новый день. Мэвис оглядела постель, но таксы Трикси не обнаружила. Значит, опять спит с Джейсоном.
Какая молодец эта Трикси! Ведь уже старушка, двадцать лет у нее живет. А здоровье... ну, не как у молодой, но все же отличное. Позавчера соседского кота-забияку отлупила. И за двадцать лет так и не отучилась лазать на постель. Когда-то Мэвис каждое утро обнаруживала ее рядом со своей подушкой. Но появился Джейсон, и теперь Трикси считает своей обязанностью уделять внимание новому члену семьи.
Своих детей у Мэвис не было - она так и не вышла замуж. Но пять лет назад она взяла из приюта мальчика Джейсона, оставшегося без семьи. Джейсон был удивительным ребенком - к нему тянулись все животные. Трикси в первый же день признала пятилетнего малыша за своего. А как они вдвоем носились по саду, когда Трикси была помоложе! Даже сейчас, когда Джейсон играет со своими машинками, Трикси делает вид, что охотится на игрушку.
- Привет, мам, - сказал предмет ее размышлений, входя в комнату.
- Джейсон! Доброе утро! - Мэвис обняла сына. - Ты весь такой радостный, приснилось что-нибудь хорошее?
- Отличный сон, мам! Я построил машину времени и путешествовал в эпоху динозавров! Там были еще люди, которые на динозавров охотились, но мы с Трикси их всех поймали сетью! А тебе что снилось?
Мэвис вспомнила свое видение. Стоит ли говорить о нем мальчику? Наверное, нет. Но какой-то внутренний голос убеждал ее в обратном.
- Я расскажу тебе после завтрака, - сказала она.
Когда какао было выпито, а утренние булочки (не без участия Трикси) съедены, Мэвис поведала о своем сне.
Джейсон был непривычно серьезен.
- Девушка держала в руках меч? - спросил он. - Поднимала его в воздух?
- Да. Мне казалось, что она зовет меня. Но я не знала, как ей ответить.
- Нужно решить эту проблему, - сказал мальчик.
Он подошел к ящику с игрушками, порылся в нем.
- Вот. Теперь все должно получиться, - в руке Джейсона был игрушечный кинжал. Его любимый.
Мэвис взяла кинжал за рукоятку.
- Положи его сегодня с собой в постель, - продолжал мальчик. - И когда вновь увидишь тех людей, делай то же, что и они.

- Ну что, попробуем еще? - произнесла Сибилла.
- Надо пробовать, - Мамору взял ее за руку, и они в который раз стали взбираться на скалу.
Небо снова полыхнуло багровым. Прямо какое-то зловещее предзнаменование, пронеслось в голове у молодого самурая. Но он должен пытаться. Они должны пытаться. Иначе повстанцы потерпят поражение, и страшно подумать, что ждет тогда его друзей. Особенно Сибиллу.
Он помнит, как впервые встретил Сибиллу. Какой беззащитной она показалась ему! Два демона тащили ее в цепях, чтобы швырнуть в огненную бездну. В глазах молодой женщины был ужас, и все же она сопротивлялась. Даже укусила одного из своих мучителей, прежде чем клинок Мамору оборвал их жизни.
И вот сейчас Сибилла - главная надежда восстания. Во что бы то ни стало им надо вырваться в мир живых. Разрушитель должен быть убит, и сделать это можно только на Земле. И только клинком, побывавшим в адском пекле.
Молния снова озарила небо. В ее свете вверх взметнулся меч, выкованный века назад в земном мире. В мире живых.
- Мэвис, - прошептала Сибилла. - Я зову тебя. Мэвис, ты нужна нам.
Ветер усилился.
- МЭВИС!
Крик, казалось, заполнил Сибиллу целиком, когда клинок полыхнул ярче адского пламени. Они были уже не на скале, их окружала пустота. И пустоту разрывал крик другой женщины, сливаясь с голосом Сибиллы.
А потом все кончилось. Лишившись сил, они опустились на пол. На пол?

Мэвис Клер резко села в кровати, не успев толком проснуться. Рукой отыскала выключатель ночника. Посмотрела на кинжал Джейсона, который по-прежнему сжимала в другой руке.
А когда подняла взгляд, поняла, что ее сон стал явью.

Мужчина, две женщины и мальчик сидели в гостиной. Восторгу Джейсона не было предела.
- Такого я ни в одной книжке не читал! Привидения, которые можно потрогать!
- Не привидения, - поправила его Сибилла. - Воплощенные духи. Хотя живыми организмами нас назвать нельзя, но мы...
- Мы можем все, что могут люди, - с улыбкой закончил Мамору. - Даже пить этот замечательный напиток.
Он указал взглядом на чашку с какао.
- Итак, вы собираетесь убить дьявола? - спросила Мэвис.
- Вселенского Разрушителя, - сказал Мамору. - Так его называют в загробном мире. Но суть вы поняли, Мэвис-сан.
Мэвис собралась с духом.
- Я должна рассказать вам кое-что.
И начала рассказ, который двадцать лет назад услышала от Джеффри.

Это случилось во время их с Лючио путешествия на яхте. После возвращения из Египта Джеффри начали преследовать ужасные видения. И страшнее всего был призрак Сибиллы, объятой пламенем. Думая, что сходит с ума, Джеффри решил покончить с собой. Удайся ему это - и его душа попала бы в полную власть Лючио, оказавшегося на деле... Вселенским Разрушителем, как сказал бы Мамору. И тогда Лючио Риманец открыл Джеффри свою подлинную сущность. Это он был тем падшим ангелом, который дал клятву погубить человеческий род. Ангелы должны исполнять клятвы, чего бы им это не стоило. И как бы ни сожалел Лючио о неосторожно данном обещании, выхода у него не было. Зримо или незримо Разрушитель вторгался в жизни людей, сбивая их с пути истинного. И с каждым человеческим грехом рай становился для него все недоступней. Только чистая душа, отвергнув Разрушителя, могла подарить ему час небесного блаженства.
Джеффри такой чистой душой не был. Согласно своей клятве, Лючио должен был забрать его в Ад. Но впервые за время существования человечества он открылся своей жертве, пока не стало слишком поздно. И Джеффри, увидев Зло, сумел вернуться на путь Добра.
Зачем Лючио сделал это? Ради себя? Ради Джеффри? Противоречил ли этот поступок его обету? Джеффри не знал. Не знала и Мэвис.
Но с тех пор Джеффри стал достойным человеком. Одно время они с Мэвис даже были влюблены друг в друга. И до сих пор оставались верными друзьями. Джеффри нашел себя в мире литературы. Сейчас он как раз был в Южной Америке, давал интервью местной газете.

Сибилла и Мамору не разу не перебили Мэвис. Джейсон так вообще глазами впитывал каждое слово.
- Если я понял, вы хотите оставить Разрушителя в живых? - спросил Мамору.
- Может быть... может быть, можно как-то иначе остановить его, - произнесла Мэвис.
- Способ есть, - сказал Мамору. - Но это гораздо сложнее. Если сохранить Разрушителю жизнь, его придется отправить за пределы Вселенной. И сделать это может только невинная душа.
- Что? - переспросила Мэвис.
- Удар моим мечом должна нанести рука ребенка, - сказал Мамору.
- Ура! - крикнул Джейсон. - Я уже готов!
- Джейсон! Неужели ты думаешь, что я позволю тебе... - у Мэвис не хватило слов.
- Трикси, - обратился Мамору к собаке. - Подойди сюда.
Молодой японец положил ладонь на голову таксы.
- Трикси, - заговорил он, - нам можно взять с собой Джейсона?
Такса застучала хвостом.
Мамору улыбнулся.
- С вашим сыном все будет в порядке, Мэвис-сан, - сказал он. - Трикси разрешает ему идти, а собака никогда не подвергла бы ребенка опасности.
- Я не трус, - сказал Джейсон.
- Верно. Я это сразу понял. Но подумай: если бы ты погиб в бою, как бы это помогло повстанцам? - обратился к мальчику самурай.
- Никак, - согласился Джейсон. - Мамору, ты молодец.

- А теперь надо придумать, как на этого самого Лючио выйти, - сказала Сибилла.
- Вроде бы, он до сих пор водит компанию с твоим отцом, - сказала Мэвис.
- С моим отцом?! А... как он?
Мэвис ответила не сразу. Не говорить же Сибилле, что лорд Эльтон остался почти безучастным к ее смерти и сразу по окончании траура женился на богатой американской наследнице Дайане Чесней.
- Он здоров, - наконец сказала она. - И живет неподалеку, в замке Виллосмир.
- Вы с ним видитесь?
- Редко, - покачала головой Мэвис. - Мы никогда не были особенно близки.
- Как же к нему подобраться... Он ведь меня за привидение примет. Вот что! Я отправлю ему по почте письмо. Притворюсь, что ничего не знаю, что у меня была амнезия, и только сейчас я все вспомнила.
- А как же ты объяснишь, где пропадала двадцать лет? - усомнилась Мэвис.
- А мне и не придется ничего объяснять. Больные амнезией при выздоровлении забывают все, что с ними было во время болезни, - гордо объявила Сибилла. - А ты думала, что я и не читала ничего, кроме плохих книжек?

Лорд Эльтон откинулся в кресле-качалке, пытаясь собраться с мыслями. Письмо, которое он получил, было, мягко говоря, странным. Его дочь Сибилла, на похоронах которой он лично присутствовал, оказывается, жива и сегодня приезжает в Виллосмир. Да еще эта загадочная история с амнезией... Придется как-то заминать скандал. И если Сибилла жива и здорова, кого похоронили вместо нее? И как объяснить это Дайане? Ведь нужно будет менять завещание. Впрочем, Дайану никогда особенно не волновало богатство. Может, все и обойдется. В любом случае, совет Лючио не помешает.
В дверь осторожно постучали.
- Войдите, - произнес лорд Эльтон.
Тот, о ком он только что думал, прошел в комнату.
- Доброе утро, мой друг, - улыбнулся лорд. - Как спалось?
- Спасибо, превосходно, - ответил князь Риманец. - Доброе утро и вам.
Он прошел к окну и зажег сигару.
- Много курите, - заметил лорд Эльтон.
- Мне это не вредит, - усмехнулся Лючио. - Скорее, наоборот.
Глядя на утреннее небо, он вдыхал табачный дым. Все же курение - хорошее изобретение человечества. Главное, сигара способна хоть немного заглушить голос совести.
Нет, эта ночь была какой угодно, но только не превосходной. Собственно, с момента той злосчастной клятвы все ночи были такими. И пусть его тело спит, бестелесный дух Князя Тьмы продолжает искушать людей.
Всего несколько часов назад он побывал у юной девушки по имени Джози. И Джози, дочь безупречных родителей, подающая большие надежды, сбежала с этим парнем Питером, от которого потеряла голову. На счету у Питера было уже два ограбления банка, но Джози ничего этого не знала. Лючио видел ее судьбу. Они будут скрываться от закона, а через три года Джози сядет в тюрьму. Предвидение никогда не обманывало Вселенского Разрушителя.
- Мой друг, - начал лорд Эльтон. - Мне понадобится ваш совет. Дело в том, что я только что получил прелюбопытное письмо...
Но тут снова стук в дверь прервал его.
В дверях показался Амиэль, загадочный лакей князя Лючио.
- Прошу прощения у хозяина дома, - произнес он. - Мне необходимо поговорить с его светлостью наедине.
Он сделал какой-то знак рукой. Изменившийся в лице Лючио принес свои извинения лорду и покинул комнату.

Свет факелов освещал тронную залу. Амиэль боялся дышать, наблюдая за своим повелителем. Разрушитель шагал от одной стены к другой, не находя себе места.
- И ты даже отдаленно не представляешь, к чему это может привести?
- Мой Владыка, я сделаю все...
- Значит, не представляешь. Я тоже не представляю. Двое мятежников покинули Преисподнюю, и никто не знает, как! А моя судьба? Об этом ты подумал?
- Мой Повелитель...
- Две души! Считать ли их теперь спасенными? Отринувшими меня? Или, по Вселенскому закону, я обязан вернуть их? Видимо, обязан. Потому что, если считать мятежников спасенными, я сейчас отдыхал бы в раю!
Он остановился. Провел рукой по лбу.
- Мой Повелитель, вам плохо? - Амиэль оказался рядом с ним.
- Переживу и это, Амиэль. Переживу. Вот только мне еще не приходилось забирать кого-то в Ад дважды.

Лорд Эльтон приветствовал Сибиллу сдержанно, хотя и безупречно с точки зрения высшего света. А вот Дайана сбежала по лестнице, чуть не споткнувшись, и обняла молодую женщину.
- Дайана... - шептала Сибилла, утирая слезы. - Дайана, прости меня за все... Отец...
- Я так счастлива, дорогая Сибилла, - Дайана тоже плакала. - Это самый счастливый день в моей жизни.
- Сибилла, Элис проводит тебя в комнату для гостей, - сказал лорд Эльтон, указав взглядом на служанку. - Тебя ждет сюрприз.

Сибилла осмотрелась. Да, миленький сюрприз! Комната для гостей была переделана из ее собственной. Из той, где она умерла.
Хорошо, хоть зеркало заменили.
А впрочем...
С победным возгласом она откинулась на постель и засмеялась.
- Ну что, Лючио? Кто вышел победителем? Ищи меня теперь, владыка Ада!
Внезапно смех ее прервался. А что, если Разрушитель в замке? Мэвис говорила, ее отец близок с ним.
Да, они с Мамору уже многого добились, но надо вести себя осторожно, чтобы не провалить все дело.
Взгляд Сибиллы упал на книжную полку. Ого, новый роман Мэвис Клер! Мэвис явно сопутствует успех. Интересно, она уже достигла мировой известности?

- Мама, я похож на модную картинку, - пожаловался Джейсон.
- Потерпи, - сказала Мэвис. - Героизм без жертв не обходится. Если мы хотим проникнуть в Виллосмир, все должны быть безупречно одеты. Подумай, что пришлось перенести Мамору!
- Да уж, - хихикнул Джейсон. - Мамору в этом костюме настоящий английский джентльмен! Или японский джентльмен?
Всю первую половину дня Мэвис ездила по магазинам. Нужно же приодеть Сибиллу. А Мамору в его самурайских доспехах в Виллосмир точно не пустят.
Как здорово на Сибилле смотрелся современный наряд! "Не так удобно, как мой боевой костюм, но гораздо лучше моих прежних платьев, - сказала она. - Видно, дамская мода очень изменилась".
Из гостиной донеслись звуки джаза.
"Похоже, Мамору освоил граммофон", - подумала Мэвис.
Интересно, кто вообще этот Мамору? Воин, предводитель восставших душ. Но почему он оказался в Аду? Что мог совершить этот благородный человек?

Сибилла и Дайана сидели на скамейке в саду, занятые вышиванием.
- Ты рада своему замужеству? - спросила Сибилла.
- Мне не на что жаловаться, - произнесла Дайана, помолчав. - Но ты ведь знаешь, это был выбор моего отца.
- Тебе нравился кто-нибудь, когда ты была молодой?
- У меня даже времени для этого не было, - призналась Дайана. - В юности с меня не спускала глаз гувернантка, а как я стала совершеннолетней, отец мне и говорит: род Чеснеев должен породнится с аристократией, так что ты едешь в Англию к лорду Эльтону.
- Спасибо, Дайана, - сказала Сибилла.
- За что?
- За доверие. Я ведь когда-то считала, что тебе, кроме денег, ничего не нужно. И я всегда старалась унизить тебя. Ты такая замечательная, ты меня простила!
- Да ладно, - улыбнулась Дайана. - Мы ведь уже не глупые молодые девушки, чтобы ссориться по пустякам. Впрочем, ты выглядишь не хуже, чем когда...
- Когда меня положили в гроб, ты хочешь сказать?
- Сибилла! У меня в мыслях ничего такого не было!
- Даже если бы было, - произнесла Сибилла. - Ты ближе к истине, чем думаешь. Я чувствую, ты хороший человек. Ты мой друг. Я доверюсь тебе. Смотри!
Она взяла иголку, которой вышивала, и уколола себе ладонь. Крови не было. А рана стала затягиваться на глазах.
- Сибилла...
- Послушай мою историю, Дайана, - сказала Сибилла. - Только не пугайся.

Дайана старалась унять стук сердца. В этот рассказ она не могла поверить. Женщина, которая сидела рядом с ней на скамейке, была воплощенным призраком, нет - воплощенным духом. Эта женщина побывала в Аду и восстала против дьявола. А князь Риманец, старинный друг их семьи... Прямо новомодный фильм ужасов какой-то.
И все же это была чистая правда.
"Хорошо, что отец хоть меня не просватал за этого Лючио" - подумала Дайана.
- Слушай, - сказала она, собравшись с мыслями. - Я постараюсь вам помочь. У меня есть хорошая знакомая, весьма обеспеченная. Недавно они с мужем купили новый автомобиль. Не знаю, когда в Виллосмире будет следующий бал, но, согласись, не годится, чтобы господин Мамору подъехал в автомобиле мисс Клер.
- Автомобиль роскошный? - улыбнулась Сибилла.
- Последняя модель! Для потомка старинного японского рода в самый раз, - Дайана улыбнулась в ответ.

Межпространственный корабль, известный на Земле как роскошная яхта "Пламя", висел в пустоте. Уже которую земную неделю Разрушитель и его ближайшее окружение были заперты между мирами. Предводители мятежников нанесли им больший урон, чем предполагал Князь Тьмы. Портал, который открыли Сибилла и Мамору, сбил магические настройки на корабле. И теперь Разрушитель лично держал в руках штурвал, пытаясь усилием воли дотянуться до Темного Источника. Опасным был этот Источник, ненависть излучали его воды. Даже Князю Тьмы становилось не по себе, когда приходилось к нему прикасаться. Но сейчас не было другого выхода.
Разрушитель побледнел, почувствовав покалывание в ладонях. Еще мгновение - и в него хлынуло Зло, казалось, оно разрывает его на части. С рук сорвались разряды энергии. Корабль обрел управление.

Лорд Эльтон в очередной раз перечитал телеграмму. Князь Риманец должен вернуться в Виллосмир через несколько часов. И ни слова о том, где он отсутствовал все это время. Впрочем, не в первый раз. Все друзья лорда Эльтона знали, что князь - человек со странностями. "А иногда кажется, что он вообще не человек", - сказала как-то одна дама. Даже сам лорд Эльтон иногда ловил себя на этой мысли.
Впрочем, возвращение Лючио весьма кстати. Уже давно без него не обходился ни один светский прием в замке. О таком друге можно только мечтать. Удивительно, как Джеффри Темпест мог с ним порвать. С другой стороны, Джеффри по возвращении из Египта совершил столько странностей, что удивляться нечему.
А вот это список людей, которых пожелала пригласить Сибилла.
Мэвис Клер - ну как же, всемирно известная писательница, Дайана ее книги обожает. Да и Сибилла всегда была к ней неравнодушна. Будет чем занять гостей.
Господин Мамору Ватанабэ. Потомок знатного японского рода, не так давно приехавший в Англию. Все, что может вспомнить Сибилла - она потеряла сознание перед Гранд-отелем, и господин Ватанабэ пришел ей на помощь. Очнулась Сибилла в его номере. Там к ней и вернулась память.
Сибиллу приводил в восторг меч японца - семейная реликвия. "Он по традиции с ним никогда не расстается, - сказала молодая женщина. - Возможно, и на бал придет с мечом".
Ну что ж, экзотика так экзотика...
"Нужно будет сказать Сибилле, чтобы попробовала прибрать к рукам этого господина Ватанабэ, - подумал лорд Эльтон. - Надеюсь, это будет более выгодная партия, чем какой-то Джеффри Темпест".

- Большое спасибо, - сказала Сибилла горничной Элис, когда та помогла ей управиться с вечерним платьем.
Элис покраснела. Было ясно, что в этом доме хвалили ее нечасто.
Неделю назад в светских газетах появилась статья о ее возвращении. Лорду Эльтону пришлось заминать скандал самому - Лючио по-прежнему не было. И хорошо, а то столкнулись бы с ним нос к носу в самый неподходящий момент. Интересно, где он мог так задержаться? Хоть бы с повстанцами ничего не случилось...
Скоро решится все. Только нужно быть собранной. И владеть своими чувствами. Уж этому Сибилла научилась за девятнадцать лет жизни в высшем обществе.

Сидя на заднем сиденье автомобиля, Мэвис еще раз оглядела костюм Джейсона. Ну просто юный дворянин! Только одна проблема - в списке приглашенных Джейсона Клера не было. Лорд Эльтон ни за что бы не согласился, чтобы на балу присутствовал мальчик из приюта. Но, как сказала Сибилла, ее отец скорее примет нежданного гостя, чем устроит скандал на публике. На это вся надежда.
А где Мамору? В одном из многочисленных автомобилей Мэвис разглядела молодого самурая. Мамору тоже заметил их и улыбнулся.
"Надо будет поблагодарить леди Эльтон, - подумала Мэвис. - Автомобиль действительно роскошный".

- Рад познакомиться с Вами, лорд Эльтон, - поклонился Мамору. - Ваша дочь - чудо.
- Весьма польщен, господин Ватанабэ, - был ответ. - Спасибо, что позаботились о Сибилле.
Грянула музыка. Мамору пригласил Сибиллу на танец. Они великолепно смотрелись на этом вечере - Мэвис научила Мамору английским танцам, а уж гибкости и пластики самураю было не занимать. "Они действительно созданы друг для друга", - подумала Мэвис.
Но они сюда не развлекаться приехали. Ответив на два-три комплимента, Мэвис оглядела залу, ища князя Лючио.
Друг семьи Эльтонов обсуждал что-то с молодым джентльменом легкомысленного вида. Он нисколько не изменился с той памятной ночи в саду, когда Мэвис видела его в последний раз. Тогда Лючио поклялся, что никогда больше не появится на ее пути. Честно говоря, это обстоятельство беспокоило Мэвис. Лючио можно было обвинить во многом, но только не в нарушении обещаний. Застанут ли они его в замке? "А куда он денется, - сказал ей Джейсон. - Ведь это мы становимся у него на пути, а не он у нас". Мэвис подумала, что это логично.
- Джейсон, нам надо держаться поближе, - сказала Мэвис, кивнув на князя.
Мамору и Сибилла вроде бы беззаботно кружились в танце, но на самом деле все ближе подбирались к ним с Джейсоном. И к Разрушителю.

Джейсон вглядывался в князя Лючио. Вот он, перед ним, - Вселенский Разрушитель, и Джейсон должен будет нанести удар, как только Мамору незаметно передаст ему меч. Но... он же выглядит совсем как человек. И, судя по маминому рассказу, не так уж он похож на воплощение Зла, как всегда думал Джейсон. "Многие люди гораздо хуже этого Лючио", - подумал мальчик. Но он должен действовать. Колебаться нельзя.
Лючио уже не говорил с молодым человеком. Неотрывно он смотрел на приближающихся к нему в танце беглецов из Ада. Его лицо не выражало ничего, но по глазам было видно, что сомнений и колебаний в его душе сейчас никак не меньше, чем у Джейсона.
- Держи, - еле слышно произнес Мамору. В ладонь мальчика легла рукоять меча.
Все произошло за несколько секунд. Джейсон замахнулся, как учил его молодой самурай. И почувствовал, что у него подгибаются ноги. Меч выпал из его рук. Потом была вспышка и темнота.

Стоя на кухне, Мэвис резала лук.
- Позвольте, я помогу вам, Мэвис-сан, - раздался голос Мамору.
Мэвис уступила ему разделочную доску. На глаза ее навернулись слезы. Не от лука.
Вот уже неделю в доме не было Джейсона. Казалось, никогда больше она не услышит его смеха. Но надежда оставалась - Мамору уверял, что ее сын жив.
Трикси лизнула ей ногу. Гладя свою любимицу, Мэвис говорила:
- Трикси, Трикси, где же сейчас твой маленький хозяин?
- Мы должны дождаться Сибиллы, Мэвис-сан, - сказал Мамору, орудуя ножом. - Двое воплощенных духов смогут найти Джейсона.

Джейсон очнулся на чем-то, напоминающем ковер. Открыв глаза, он увидел звездное небо. Звезды окружали его повсюду. Приглядевшись, мальчик различил прозрачный купол, заменяющий здесь стены и крышу. Похоже на обсерваторию, куда в прошлом году они ходили с мамой.
Джейсон взглянул на пол. Он лежал на мягком лиловом покрытии. Этот "ковер", купол, звезды - вот и все.
Темная фигура шагнула из внешнего пространства, как будто разорвав его. Мальчик не удивился, узнав Лючио.
- Итак, мы вдвоем, маленький воин Света, - сказал князь.
- Я в Аду? - прямо спросил Джейсон.
Эти слова нелегко дались ему, но не заикаться же перед Вселенским Разрушителем.
- Пока еще нет. Ты еще недостаточно нагрешил в своей жизни, к счастью для тебя, - ответил Лючио. - И для меня тоже.
- Тогда что это за место, ваша светлость? - Джейсон не смог удержаться от иронии.
- Одно из моих старинных владений. Когда я был ангелом, то любил наслаждаться здешним видом. Надо сказать, зрелище до сих пор завораживает. Ты не находишь?
- Нахожу, - сказал Джейсон.
Он привык говорить правду.
- Надеюсь, тебе здесь понравится, дитя человека, - произнес Лючио. - Нужно сказать, что я старался. Теперь это место - твой дом.

Появившись в особняке Мэвис, Сибилла тут же бросилась в объятия Мамору.
- Еле вырвалась! - говорила она. - Отец все время ворчит про скандал на балу. Боюсь, Мэвис в Виллосмир больше не пустят.
- Сибилла! Наконец-то! - впервые за неделю у Мэвис улучшилось настроение. - А большой был скандал?
- Как все скандалы, - ответила Сибилла. - Ни больше ни меньше.
Когда исчез Джейсон, все гости на балу минут пять стояли неподвижно, как статуи. Видимо, забрав мальчика, Лючио наложил на всех какое-то заклятие. И только Сибилла и Мамору смогли вернуть сознание Мэвис и помогли ей покинуть замок.
Все это Мэвис помнила смутно.
- Время не ждет, - сказал Мамору. - Давай же приступим, Сибилла.

Гостиная Мэвис стала похожа на место тайных сборищ магов. Ковер и мебель пришлось вынести, на стенах Мамору и Сибилла начертили загадочные символы, на полу - круг. Взявшись за руки, молодые люди стояли в этом круге и пели то ли заклинание, то ли молитву. Язык был Мэвис незнаком, но казалось, что когда-то и где-то она его слышала - может быть, во сне. Песня заполняла собой комнату, дом, все пространство. Потом к песне добавился танец - гибкие, отточенные движения, в них сквозила гармония и свобода. Что за существа танцевали сейчас в круге? Воплощенные духи? Или боги из древних легенд? Мэвис встретилась взглядом с Сибиллой и поняла, что молодая женщина сейчас далеко отсюда, дальше любой звезды, которую можно увидеть с Земли.
Песня наполняла комнату, пространство, мир. Стены дома стали видимостью, которая не могла сдержать дыхание космоса.
- Кинжал, - сказала Сибилла.
Мэвис протянула заранее припасенную игрушку Джейсона. Сибилла вскинула деревянный клинок, Мамору поднял молодую женщину за талию.
Пение продолжалось. И вот на фоне древней мелодии перед Мэвис встало лицо ее сына.
- Джейсон! Милый! - вырвалось у нее. - Я иду! Мы все здесь!
Ее крик смешался со звоном разлетающихся осколков.

Джейсон лежал и смотрел на звезды. Ему и дома нравилось лежать так перед сном, вглядываясь в темноту, но разве могло это сравниться с тем, что открылось ему теперь! Его взгляд был устремлен в бесконечность, его легкие вдыхали космическое пространство. А в мыслях мальчика снова и снова проходили события последних дней.
Джейсон Клер, английский школьник, чуть было не стал избавителем человечества от Князя Тьмы. Что подвело его в последний момент? Может быть, то, что Вселенский Разрушитель оказался не похож на Злую Западную Ведьму из "Волшебника страны Оз"? А на кого он, собственно, похож?
"На человека, запутавшегося в жизни", - подумал мальчик.
Как можно прожить столько эпох и стать таким, как Лючио? Для него ведь судьбы людей - ничто перед его клятвой. Но сколько может стоить клятва, которая не дает никому ничего, кроме страданий? Лючио был старше самой Земли. Джейсон жил на свете десять лет. Но в чем-то Джейсон чувствовал себя мудрее того, кто был создан ангелом Света.
Его размышления были прерваны. Едва слышный поначалу звон усиливался с каждой секундой, нарастал. Джейсон не мог сказать, где источник этого звука - в космосе или у него в голове. Но сквозь звон слышался мамин голос!
В следующее мгновение купол разлетелся. Посреди черного неба возникли три фигуры, и Джейсон с радостным криком кинулся на шею маме.
Когда восторги поутихли, Мэвис спросила:
- Он точно тебе ничего не сделал?
- Нет, - ответил Джейсон. - Ты была права, мама: Лючио - не абсолютное зло.
- Только вот как теперь от него избавиться, - проговорил Мамору.
- И где он, собственно? - сказала Мэвис.
- В Виллосмире его точно нет, - добавила Сибилла. - Ну ладно, давайте выбираться отсюда.
- Джейсон, где твой кинжал? - спросил Мамору.
- Подождите, - раздался голос Сибиллы. - Мамору, здесь твой меч!
- Сибилла, нет! - Мамору кинулся к ней.
Но было уже поздно. Стоило молодой женщине дотронуться до клинка, как ее веки отяжелели, а лица друзей поплыли перед глазами.
Уже давно самурай не был в таком отчаянии. Мэвис и Джейсон говорили что-то, но для него не существовало ничего, кроме единственной любви его жизни, его Сибиллы, тело которой на глазах становилось прозрачным. Губы японского воина шептали слова на его родном языке. Как он мог допустить такое? Нельзя касаться оружия, побывавшего в руках Разрушителя, ибо оно отравлено злом.
Тело Сибиллы растаяло.
- Разрушитель! Тебе не жить! - крик молодого воина смешивался с плачем. - Клянусь Гармонией, тебе не жить!
- Мамору, Мамору! - Мэвис трясла его за плечо. - Объясни, что случилось!
Ему удалось овладеть собой.
- Душа Сибиллы у Разрушителя, - произнес он.
- В Аду? - прошептал Джейсон.
- В тронном зале Дворца Преисподней, если быть точным. И если Разрушитель произнесет над ней Замыкающее слово, она окажется в его власти навечно.
- Тогда скорее за ней! - выпалил Джейсон. - Где мой кинжал?
- Стой! - Мамору схватил его за руку. - Разрушитель не дотрагивался до него?
- Так я ему и позволил, - сказал Джейсон.
Мэвис улыбнулась, и даже Мамору не смог сдержать улыбки.

Сибилла открыла глаза. Над ней склонился князь Лючио Риманец, Вселенский Разрушитель, Князь Тьмы, - тот, кто был известен под тысячей имен во всех эпохах. Сияние зеленого болотного цвета окутывало все ее тело. Сибилла встретилась взглядом с Лючио и зажмурилась. Нет, не угроза всему сущему была в его глазах, но такая тоска, которая страшнее любого зла в Аду. Но он не отступит. Он никогда не отступает. А Сибилла? Что ей остается, когда Замыкающее слово будет завершено? "Повторение программы, - сказала себе молодая женщина. - То, чем мы всегда занимались с Мамору. Теперь, наверное, на достижение успеха уйдут миллиарды лет, но все же..."

Кинжал Джейсона вспорол пространство. Они были в самом сердце Преисподней.
- Теперь направо, - сказал Мамору.
- Ты был здесь раньше? - поразилась Мэвис.
- Приходилось, - ответил Мамору. - Со спасательными группами.
Не говоря больше ни слова, он бросился вперед. Мэвис и Джейсон старались не отставать, но безуспешно.
- Нет, так не пойдет, - Мамору остановился. - Тут нужна моя подготовка. Вам лучше спрятаться вот в этой нише. Оставайтесь здесь до моего сигнала.
С этими словами воин Света поспешил на свою главную битву. На битву за свою любовь.

Вселенский Разрушитель заканчивал очередную строфу Замыкающего слова, когда его сбил с ног удар самурая. Двое мужчин встретились взглядами, которые сказали все, что нужно. И начался бой - сила Князя Тьмы против искусства воинов Востока.
- Ты проиграешь, человек, - бросил Разрушитель.
- А ты проиграл давно, бывший дух Света, - был ответ.
- Нет! - лицо Разрушителя исказилось. - Пусть моя битва проиграна, но я не сдамся никогда!
- Ты думаешь, твой обет - это главное в жизни? А хочешь узнать, как я оказался в Аду?
Их фигуры застыли.
- Ты знаешь, я был самураем, - сказал Мамору. - Я тоже давал нерушимую клятву - что бы ни случилось, быть верным моему господину. И я был ему верен. Но мой хозяин был жестоким человеком, и в его деревнях вспыхнуло восстание, которое послали подавить меня и моих воинов. Мы получили приказ - убивать всех, кто сопротивляется. Даже детей. И вот тогда я ослушался. Мои отряды встали на сторону восставших. Мы победили, но честь моя была запятнана, и только харакири могло спасти ее. Но мой бывший хозяин отомстил мне, и смерть пришла ко мне от рук верных ему людей. Вот как я попал к тебе, бывший дух Света.
- Ты потерял свою честь, - произнес Князь Тьмы.
- Но спас свою совесть, - ответил Мамору.
- Человек! Что ты можешь знать об этом?! - молния рванулась из ладони Разрушителя, и бой продолжался.

Сквозь призрачное свечение Сибилла наблюдала за битвой. "Человек или дьявол? Человек или дьявол?" - проносилось у нее в голове. Мамору уже начинал уставать. И вот наступил момент, когда энергетический удар Разрушителя сбил самурая с ног. Тотчас же тело молодого человека окутало то же сияние, что окружало Сибиллу. Теперь совсем немного - и победа их врага будет полной.

Разрушитель посмотрел на поверженного воина. Движение повстанцев было обречено с самого начала. Как обречена его собственная душа. Осталось сделать самую малость. Внутренне Разрушитель содрогнулся. Он устал от всей этой истории. Устал от этой войны. Устал обращать ко злу невинные души. Устал быть Князем Тьмы.
И сейчас ему предстояло совершить такое зло, какого он не так давно не смог бы вообразить. Пленение души Сибиллы двадцать лет назад легло несмываемым пятном на его совесть, а теперь он должен снова пройти через то же самое.
Воздев руки над молодой женщиной, он приготовился произнести роковые слова.
Что-то сдавило ему горло. Он услышал свой голос - вопль, подавляемый на протяжении эпох, вырвался наружу. Ладонь разбила сияющий кокон. Растерянные глаза пленницы встретились с его взглядом.
- Что ты лежишь?! - услышала Сибилла задыхающийся голос своего врага. - Забирай своего Мамору и беги отсюда! Пока я не передумал!
Соскочив на пол, она подбежала к любимому и попыталась приподнять его.
- Скорее! - звучал голос Разрушителя. - Бегом отсю...
Вспышка накрыла тронный зал. Последнее, что различила Сибилла - воспаряющие ввысь души ее друзей-повстанцев, тех, кто был с ней двадцать лет, тех, кто не оставил надежды даже в Аду.
А потом раздался радостный лай. Сибилла огляделась. Они с Мамору стояли на весенней зеленой лужайке под синим небом. Рядом были Мэвис, Джейсон и Дайана с таксой Трикси, рвавшейся с рук. Все те, с кем она стала близка за эти дни.

Потом все сидели в гостиной у Мэвис, и каждый рассказал свою часть истории.
- Так что же теперь стало с Князем Тьмы? - спросила Дайана.
- Я не уверена, но, судя по всему, - сказала Мэвис, - Князя Тьмы больше не существует. Отпустив Сибиллу и Мамору, он пошел против своего злополучного обета. Сомневаюсь, что ему захочется вернуться к прежней жизни.
- Но это значит, - Джейсон был необычно серьезен, - что мир теперь свободен от греха?
- Если только люди сами не нагрешат, - так же серьезно сказала Мэвис.

Как-то вечером, несколько дней спустя, в замке Виллосмир леди Дайана Эльтон сидела в своей комнате. Ее муж уже лег спать, и Дайана могла насладиться уединением, погрузившись в воспоминания. Приключение закончилось, и жизнь ее пошла своим чередом. Нет, она не жаловалась на судьбу - у нее был титул, богатство, положение в обществе. Но все же только за последние недели она поняла, что значит чувствовать себя по-настоящему живой. И ничто не сможет ей заменить ее новых друзей.
Внезапно Дайана почувствовала дуновение ветра, как будто ниоткуда. Окно комнаты распахнулось, и прямо из воздуха к ней шагнули Сибилла и Мамору.
Когда женщины обнялись, Мамору сказал:
- Дайана-сан, мы с Сибиллой отправляемся в космическое пространство. Решили побывать во всех уголках Вселенной, пока не найдем тот, что станет нашим домом.
- Отправишься с нами, Дайана? - спросила Сибилла.
- Но... но я же не дух! - проговорила та.
- Не имеет значения, - сказал Мамору. - В нашей власти дать тебе силу духов, и при этом ты останешься живым человеком.
Дайана сделала шаг навстречу, и почувствовала, как тело ее наполняется легкостью.

А спустя еще несколько земных дней в далеком мире, там, где высится храм Гармонии, Мамору и Сибилла обменялись клятвами верности. И Дайана знала: пусть мир меняется, пусть гибнут старые галактики и рождаются новые - это обещание действительно останется нерушимым.

Костер в пещере догорал. Его последние всполохи освещали в углу существо - то ли девушку, то ли ящерицу. Человеческий силуэт и кожа рептилии. Оранжевые глаза с вертикальными зрачками, казалось, отражали в себе засыпающее - но никогда не умирающее - пламя.
Танья еще раз посмотрела на небо. Прислушалась к голосам ангелов на фоне вечно сияющих звезд. Интересно, зачем ей оставили возможность слушать пение райских жителей? Может, думали, что она будет мучиться от зависти?
Прошли эпохи с тех пор, как она сама была частью заоблачного мира. И на ящерицу она тогда не была похожа. Девушка-ангел с кожей белее снега и волосами, которые, казалось, излучали свет.
Но однажды она совершила ошибку. Путь Тьмы показался ей более привлекательным. Ну и получила в результате... Потом она поняла всю свою неправоту, пыталась вернуться, но двери рая остались закрытыми.
Звезды светили сегодня особенно ярко. Наверное, Вселенная празднует какое-то торжество. Танья вдохнула полной грудью прохладный воздух. Она не жаловалась на судьбу. Она даже считала себя счастливой.
Конечно, очутиться перед закрытыми Вратами было не слишком приятно. Но какой-то стерженек внутри нее не дал впасть в отчаяние. Если ей нельзя в рай, надо посвятить свою бессмертную жизнь помощи тем, кто живет на Земле.
Глаза Таньи закрывались. Прошептав молитву, она погрузилась в сон.

Разбудила ее вспышка. Казалось, рядом был взрыв, да только Танья знала, что это не так.
- Эй! - позвала она. - Кто здесь?
Вытянув руки, она ощутила знакомое покалывание. Кому бы ни была нужна ее помощь, он находится за тем холмом.
Девушка собрала в комок свою энергию и растворилась в пространстве.
Когда она вновь обрела физическое тело, у ее ног лежал удивительной красоты мужчина. Человек? Дух? Нет. Не может быть.
Как же она сразу не узнала того, кто когда-то был ее другом в Раю? Не то чтобы очень близким, но, как и все ангелы, они звали друг друга братом и сестрой.
- Очнись, - сказала она. - Это я.
Из груди мужчины вырвался стон. Глаза его открылись.
- Сестра, - произнес он.
Значит, тоже узнал.
- Мой брат, - говорит она. - Ты потерял много сил. Я должна тебя осмотреть.
Молчание. Какое-то отрешенное выражение в его глазах.
- Ну, вот и все, - произносит Танья. - Ты подвернул ногу, но в остальном все в порядке. Я помогу тебе добраться до моей пещеры.
Она берет его на руки. К счастью, физическая сила демониц не уступает силе демонов-мужчин.

Они сидят возле костра.
- Сестра, - говорит он. - Сестра, куда мне теперь идти?
- Только ты можешь выбрать свой путь, - отвечает она. - Для начала можешь присоединиться к нашей компании демонов-защитников. Мы новичкам всегда рады.
- Даже клятвопреступникам? - горько усмехается он.
- Да что ты все заладил о своей клятве! - в конце концов рассердилась Танья. - Ты Сибиллу спас тем, что нарушил свой дурацкий обет! Разве это того не стоит?
- Может быть... - произносит он. - Во всяком случае, мне сейчас легче. Но... но после всего, что я сотворил, может ли быть для меня что-то в этом мире? Та девушка, которая по моей вине сбежала с грабителем, будет вечно стоять у меня перед глазами.
- Если ты про Джози, то, вообще-то, она сейчас дома, - сказала Танья. - Я вернула ее ровно через час после побега.
- Как?
- А вот так! Явилась перед ней и говорю: "Слушай, твой Питер - последний болван. Так что ступай-ка домой".
И они смеются вместе.
- Как твое земное имя, сестра? - спрашивает он.
- Танья Шейд. А твое?
Их взгляды встречаются. Он смотрит на нее глазами человека, только что принявшего важное решение и не собирающегося сворачивать с пути.
- Я отказываюсь от княжеского титула, - говорит он. - Называй меня просто Лючио Риманец.

@темы: джен, гет, Скорбь Сатаны, Мария Корелли

   

Фанфики по редким книжным фандомам

главная